Новости

Павел Бритов: "С самого начала мы стремились создать антицифровой музей"

Интервью основателя музея "Дедушкин чердак"

"Дедушкин чердак" – первый в России частный интерактивный познавательно-развлекательный музей для детей от 1 до 101 года, который показывает, как устроены и какую эволюцию прошли различные домашние приспособления и технические средства, окружающие человека с рождения. В музее собрано множество интересных вещей от коромысловых весов и стиральной доски до арифмометров и современной бытовой техники в прозрачном корпусе. Некоторым экспонатам больше 150 лет. Здесь есть башенные часы, радиола со встроенным будильником и легендарная черная радиотарелка, из которой звучал голос великого Левитана. Все в исправном состоянии и все можно трогать руками. Основатели музея, супруги Павел Бритов и Юлия Иванушкина, считают, что только так можно научить маленьких, а иногда и больших, посетителей бережно относиться к старым вещам и своей истории.
Павел, вы являетесь экспертом в области информационно-аналитических систем, долгое время работали в крупных IT-компаниях, где занимали ключевые должности, сейчас продолжаете вести преподавательскую деятельность, в том числе читаете лекции в учебном центре компании SAS, американского разработчика программного обеспечения. Почему вы решили открыть детский музей?
Идея создания музея возникла у меня достаточно давно. По образованию я радиоинженер, окончил радиотехнический факультет МЭИ, увлекался реставрацией радиоаппаратуры, собрал большую коллекцию радиол и изначально хотел открыть Музей радио. Но, столкнувшись с тем, что в Москве практически нет мест, где можно интересно и с пользой для всех провести время с ребенком, мы с женой решили создать детский интерактивный музей. Стали думать, как это лучше сделать. Изучили зарубежный опыт. Побывали в Вене в знаменитом детском музее (Kindermuseum) Zoom, где провели встречу с директором департамента, отвечающего за работу с маленькими детьми. Часа три или четыре с ним говорили, узнали много полезных нюансов.
В результате создали свой уникальный музей, где несколько тематических зон с множеством старинных вещей прошлого и позапрошлого веков. Музей показывает, как устроены и какую эволюцию прошли различные домашние приспособления, бытовая техника, средства связи, звуковоспроизводящая аппаратура и другие технические средства, окружающие человека с рождения. У нас есть патефоны, граммофоны, пишущие машинки, перископы, телеграф Морзе, переговорная труба, поднятая с американского транспортного судна, затопленного немцами в 1943 году на подходе к Мурманску, железная дорога PIKO производства ГДР, которая была мечтой всех советских мальчишек. Мы в шутку говорим, что держим ее для пап, так как они часами могут гонять по ней паровозы.
Железная дорога – это ваша детская игрушка?
Да. Рельсам более сорока лет, а самой компании PIKO осенью 2019 года исполнилось 70 лет. Она была основана в Хемнице на базе завода, некогда принадлежащего Siemens & Halske, в 1949 году, менее чем через полгода после создания ГДР. Аббревиатура PIKO означает «Пионер Конструирования», поскольку состоит она из начальных букв PIonier и KOnstruktionen. Компания выпускала игрушечную железную дорогу под заказ СССР. Первые модели были представлены на Лейпцигской ярмарке 1950 года. Они представляли собой набор из паровоза, нескольких вагонов и рельсов. В нашем музее есть вагончик-цистерна из каталога 1949 года. На нем надпись DERUNAPHT. Что она означает, даже Википедия не знает. На самом деле, так называлась немецко-русская нефтяная компания («Deutsche-Russische Naphta Kompanie» – «Дерунафт»), созданная в Германии в середине 1920-х годов и прекратившая свое существование почти сразу после прихода Гитлера к власти.
В СССР железные дороги PIKO в широкой продаже появились только в 60-е годы. Тогда же они стали покорять страны социалистического содружества. По сравнению с «Пионерской железной дорогой», выпускавшейся московским заводом «Прожектор», игрушка из ГДР казалась вершиной технического совершенства. Отечественная дорога была громоздкой и довольно грубого исполнения. С точки зрения визуального эффекта она значительно уступала моделям PIKO по качеству и деталировке. У нас есть наборы 1963, 1965, 1969 и 80-х годов. Детям мы даем на "растерзание" паровоз 1963 года. У него металлическое основание, он живее всех живых. Современные пластиковые паровозики попроще и в условиях музея долго не выдерживают. Через один-два месяца их можно выносить на помойку.
Вам не жалко давать детям для игры коллекционные паровозы?
Мы обсуждали нашу экспозицию с Юрием Егоровым, историком железных дорог, автором путеводителя по МЦК, который активно помогает нам с железнодорожной темой, и пришли к выводу, что несмотря на то, что все ломается, железную дорогу нужно чинить и опять отдать детям. Делать из нее макет – значит конкурировать с "Гранд Макетом" или Музеем железных дорог. Нас невольно будут сравнивать. Сейчас сравнивать нас нельзя, потому что там все находится под стеклом, а у нас все можно трогать руками. Недавно один из посетителей подарил нам свою игрушечную дорогу. Она поменьше, с шириной колеи 12 мм. Поэтому скоро у нашей экспозиции появится второй уровень. Нам, вообще, очень многое дарят. Если взять, например, экспозицию фототехники, то всё, что там представлено, кроме пары вещей, которые я принес из дома, – это всё подарки музею.
Чем вы руководствовались, выбирая темы для экспозиционных зон?
С самого начала мы стремились создать антицифровой музей. Конечно, мы используем современные технологии, у нас работает Роббо клуб (точнее, работал до карантина), где ребята занимаются робототехникой, включая программирование, схемотехнику и 3D-моделирование. В планах проведение видеоэкскурсий и даже демонстрация крутых экспонатов с дополненной реальностью. Но основной наш принцип – все можно потрогать руками. У нас много старинных вещей, некоторые позапрошлого века. Самый "древний" экспонат – коромысловые весы, им 175 лет. При этом мы стараемся не отгораживать их от посетителей. В этом весь смысл.
Маленьким посетителям безумно интересно печатать на пишущих машинках и звонить по старым телефонам, от них их просто не оторвать. Мы думаем, что дети только аппараты с дисковым номеронабирателем не видели, а они не знают, как обращаться с трубкой, прикладывают ее к разным местам головы. Дети говорят, что она похожа на банан. Представляете?! А вместо того, чтобы нажать на кнопку, гладят ее. Да, и такое бывает! Но, надо сказать, даже взрослые не всегда знают, что делать с некоторыми экспонатами. Покрутить ручку полевого телефона – для многих высший пилотаж.
Настоящий восторг у детей вызывает то, что почти по всем телефонам можно звонить. В музее установлена офисная телефонная станция 1992 года. Она уже латвийская, но реально, все что у нее внутри, сделано в СССР. Как только она появилась, мы восстановили заброшенную телефонную кабину на территории Измайловского кремля, в которой жил Чебурашка из Музея анимации, поставили туда настоящий таксофон и подключились к нему. Теперь из кабины можно позвонить в музей, а из музея – в кабину.
"Все можно трогать руками" – это единственный принцип, которого вы придерживаетесь при создании тематических экспозиций?
Помимо того, что практически все экспонаты можно покрутить, повертеть в руках, в каждой секции обязательно должно быть то, что помогает объяснить принцип работы какого-то механического устройства. В секции транспорта, например, у нас есть модель паровой машины. Мы нашли ее в руинах средней школы в Липецкой области. Она была ржавая, гнутая, втоптанная в грязь. Мы привели ее в порядок и сейчас наглядно рассказываем, как работает паровоз, что заставляет крутиться колеса поезда. Мы часто просим детей найти паровую машину в паровозе. В паровозе их две. С трудом, но дети их находят. Наш музей не только развлекает, но и развивает и обучает.
У нас есть один очень любопытный экспонат – разрезанный по оси унитаз. Он появился в музее за день до начала весеннего карантина. Унитаз – сложная инженерная конструкция. Показывая, как он устроен, мы помогаем лучше понять сразу несколько законов физики.
Где вам удалось раздобыть такой унитаз?
Унитаз приехал к нам из Самары. Его изготовила по нашей просьбе компания "Самарский Стройфарфор". Интересно, что в компании не хотели за него браться, считая, что унитаз невозможно распилить и загемертизировать. Поэтому нам пришлось взять "Стройфарфор" на слабо. Такие унитазы есть в трех местах: в Лондоне в Политехническом музее, в Киеве в Музее воды и в Питере тоже в Музее воды. Раз кому-то удалось это сделать, то и у самарцев получится. Они почти полгода пилили унитаз. Наконец, прошлой осенью он до нас доехал. Мы сами сделали для него основание и придумали, как подавать к нему воду.
Подсветку для стиральной машинки и посудомойки в прозрачном корпусе вы тоже сделали сами?
Да. Вообще, современные стиральная машинка и посудомойка в прозрачном корпусе – первое с чего мы начали собирать секцию бытовой техники. Сразу было понятно, что нам не составит труда найти советские "стиралки", а вот с этими экспонатами могут возникнуть сложности. Так и получилось. Мы обзвонили практически всех производителей бытовой техники, и только в компании ВЕКО нам согласились помочь. Спасибо им. Кстати, советских машинок у нас две, с электрическим и механическим отжимом, обе выпускались на Московском электромеханическом заводе имени Владимира Ильича начиная с 1963 года. Они привлекают внимание детей не меньше, а может быть даже больше, чем современные аппараты. Юным посетителям очень нравится устраивать стирку и пропускать через отжимные валики тканевые салфетки.
Есть в зоне бытовой техники и другие не менее интересные экспонаты. Например, маслобойка – прабабушка всех стиральных машин, электрический гладильный каток и его древний аналог – рубѐль, деревянная доска с вырубленными поперечными желобками. Рубѐлем раскатывали намотанное на валик или скалку бельё, и оно становилось выглаженным.
Есть ли у вас любимая экспозиция, которую вы хотели бы особенно выделить?
Наверное, нет. Они все любимые. Есть случайно созданные. Когда музей только начинал работать, у нас был всего один старый магнитофон. Остальные появились год назад. В музей обратились находящиеся по соседству измайловские гостиницы – они искали радиолу – с просьбой помочь им организовать фотозону для новогоднего праздника. Узнав, что тема вечера "Фильмы Гайдая", стал пересматривать комедии классика, чтобы выяснить, какая техника в них мелькает. Оказалось, что в них мелькают далеко не радиолы, а магнитофоны. Радиола мне встретилась лишь однажды. В результате за три месяца нам удалось разыскать четыре "гайдаевских" магнитофона. Но, надо сказать, сделать это было непросто. Искать магнитофоны пришлось по всей стране. Особенно сложно было найти "магнитофон импортный" Антона Семёновича Шпака. Несмотря на то, что в СССР таких магнитофонов было много, их продавали в магазинах "Березка" и ими активно пользовались журналисты, этот приехал из Японии, причем весь переломанный. Мы долго его восстанавливали. Сейчас он работает. Они все работают, даже магнитофон "Яуза 5" из номера роковой красавицы Анны Сергеевны, который нам пришлось собирать из двух аппаратов. Только один магнитофон, на удивление самый старый, смог избежать ремонта, и у него все "родное". Он появляется на даче "ах какого жениха", товарища Саахова. Правда, у нас он в ящике, а в фильме – встроенный в комбайн "четыре в одном", состоящий из телевизора, проигрывателя, радиоприемника и магнитофона. Таких комбайнов было сделано всего 180 шт., ни один не сохранился, но магнитофон тот самый.
Почему музей называется "Дедушкин чердак"?
У нас много вещей с чердака. Точнее, с чердаков наших предков. В частности, ткацкий станок XIX в. Его действительно нашли на чердаке, причем совершенно случайно. Он принадлежал прабабушке моей супруги. Про него все забыли. Станок лежал на чердаке в разобранном виде. Поэтому, когда мы полезли туда за какими-то вещами и увидели там странные деревяшки, не сразу поняли, что это за находка. Мы его оттуда достали, собрали. Нескольких деталей не хватало. Какие-то изготовили сами, какие-то купили. Оказывается, еще можно найти детали к ткацкому станку. И вот теперь на мастер-классе "Ткацкое дело" мы разбираемся с устройством станка и обучаем детей ткачеству. Думаю, что прабабушка, узнав об этом, очень бы удивилась. Все-таки станку больше ста лет.
Какие еще мастер-классы вы проводите? Чему дети на них учатся?
Самый популярный мастер-класс, из тех, которые мы предлагаем, называется "Мастер высокой печати". На нем дети сами откатывают себе диплом, впечатывают в него свое имя на пишущей машинке, ставят на нем свою персональную печать и радостные уходят с ним домой.
Есть у нас и другие, не менее интересные и увлекательные мастер-классы, на которых ребята изучают шифры, семафорную азбуку, азбуку Морзе и учатся передавать сигнал SOS телеграфным ключом и другими доступными средствами, включая свернутую тельняшку. Сейчас работаем над новым мастер-классом, связанным с 3-D рисунками. Но это пока секрет.
Квесты, сюжетно-ролевые игры – эти формы развлечений мы тоже развиваем. Мы хотим, чтобы каждый ребенок, придя к нам, мог не только пополнить свои знания об окружающем мире, но и получил положительные эмоции от общения и научился решать задачи, действуя сообща.
Made on
Tilda